Райнер Мария Рильке

Райнер Мария Рильке

вторник, 11 апреля 2017 г.

Искусство существовать в одиночестве: художник Эндрю Уайет





Искусство существовать в одиночестве: художник Эндрю Уайет


Ветер с моря и холод по спине. Пронизывающие насквозь картины Эндрю Уайета (Andrew Wyeth) «Понимаете, важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл. Когда я писал «Мир Кристины», я пять месяцев работал над полем… Я хотел бы написать только поле без Кристины и заставить почувствовать ее присутствие. Делать фон – это как строить дом, чтобы потом там жить… Если сдержать себя, дождаться правильного момента, он может решить все дело.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого – холод по спине.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зеленом немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещенный слепящим зимним светом бесконечный этот холм вдруг приблизился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «В искусстве важно не потерять чистоту. Я сознательно не люблю путешествовать. После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными… Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы — может быть, наивность.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Господи, когда я начинаю по-настоящему во что-то вглядываться, в простой предмет, и осознавать его сокровенный смысл, если я начинаю ощущать его, этому нет конца.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Стараюсь реагировать на все – сделаться вроде резонатора, всегда готового вибрировать в тон колебаниям, исходящим от чего-то или от кого-то. И я часто схватываю уголком глаза беглое впечатление виденного, волнующую вспышку…» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Вы можете увидеть тот же самый предмет в любое время дня или в вашем воображении в мириадах тоновых изменений. Вообще говоря, мне скучно писать новые для меня предметы. Мне гораздо интереснее представить вещь, которую я видел многие годы, в новом свете.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Я ищу реальность, реальное чувство предмета, всей структуры вокруг него… Я всегда хочу видеть третье измерение чего-то… Я хочу ожить с объектом.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Я видел массу портретов, люди на них как живые – все написаны без доли страсти. Детали точно скопированы. Это ужасно. Вы никогда не сможете понять изображенных, в картинах нет жизни. Есть художник, который хочет продемонстрировать собственную личность. Для меня все, что я пишу, обретает значение большее, чем я сам. Только полоумный может подчеркивать свою ценность, как создателя.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «У меня действительно нет студий. Я блуждаю по чердакам людей, в полях, в подвалах, везде я нахожу что-то, приглашающее меня.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Сюжету я уделяю слишком много места. Если я в конце концов и стану действительно стоящим художником, то только тогда, когда откажусь от него.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто трудится на земле.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Я добиваюсь чувства отчужденности модели от зрителей. Для меня важно сохранить долю тайны внутри картины.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «У меня сильно развита романтическая фантазия по поводу вещей, и именно это я изображаю. Но я делаю это в реалистической манере. Если вы не можете подкрепить свои фантазии правдой, то получается очень, я бы сказал, сутулое искусство.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Отец говорил: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему». Я очень рано начал рисовать, и отец считал, что колледж художнику не нужен: меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья-художники. И он добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел в свой мир.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Я рисую эти холмы вокруг Чедз-Форда не потому, что они лучше, чем холмы в других местах, а потому, что я родился здесь, жил здесь, – для меня они полны смысла.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Я не могу передать какое-то чувство без связи с данным местом. В самом деле, я думаю, ваше искусство будет тем выше, чем глубже вы любите то, что изображаете.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Самая важная вещь в искусстве — это эмоции, но они должны быть вашими собственными, так же как ваши затруднения, ваши мучения, когда вы создаете картину. Это большая опасность знать, как подать лицо, изобразить ель. Натура никогда не может быть формулой. Я должен почувствовать модель, чтобы ее написать.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) «Я весьма скептически отношусь к настроению картины, если это настроение придается ей сознательно.» Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) Люди рвутся в путешествия, стремясь объездить весь мир, чтобы познать себя. А я знаю одного американского художника, который почти не путешествовал, проведя всю свою жизнь в родном городке. Он не получил художественного образования, даже не закончил среднюю школу. Был замкнут, вел дневник, был привязан к своим друзьям и знакомым. Его зовут Эндрю Уэйет. Должна признаться, я все время забываю его имя. Нахожу его в интернете только по названию картины, которую люблю больше всего — «Мир Кристины». Картина — потрясающая. Сквозь нее видишь чувства этой девочки так, как-будто сама лежишь в этом поле и смотришь на тот дом вдалеке. Такое сногсшибательное мастерство. Я не люблю реализм в живописи. Но от его картин не могу оторвать взгляда. Не знаю, что так действует на меня. Они совершенно фантастичны. Ими дышишь и не можешь надышатся. В них какая-то глубокая тайна. Полуоткрытая. Как-будто чуть-чуть еще всмотришься — и все станет понятно. О жизни, смерти, любви, одиночестве. Вечности… Почти рембрандтовское, приглушенное освещение. Ощущение от света и тени, как от главных героев картин, наравне с одиночеством. От которого идешь к морю, подставляя свое лицо ветру. Бежишь в поле. Прячешься, сворачиваясь в клубок на кровати. Стоишь у окна. Взбираешься на крышу дома, сидя там часами. Атмосфера в его работах — пронзительная до озноба, до мурашек. Дневниковые записи пробирают не меньше, чем сокровенная сдержанность картин. Читая его мысли, видишь романтика, главная цель которого показать не свое блестящее техническое ремесло, а свои страстные чувства. Он говорил, что никогда бы не позволил никому наблюдать за собой во время рисования. Живопись для него — это что-то очень личное. Как любовь. Поэтому его мастерская — это поля, подвалы, чердаки, старые дома и лодки. Художник писал акварелью и темперой. Стиль Эндрю Уэйета определяют, как мистический гиперреализм или магический реализм. Я до знакомства с ним не представляла, что реализм может иметь такое неописуемое воздействие. Обычные, неприметные куски реальности, обыкновенные предметы, портреты его любимой Хельги — а пробирает так, что не по себе становится. Как-будто падаешь в его картины и теряешься в них. Все такое настоящее. Эндрю Уэйет — мой любимый художник-реалист. Он для меня стал примером того, что даже сквозь фотографическую реальность можно так показать свои чувства… Пронзит насквозь. Как холодный, северный ветер с моря. А я ведь пока его картины не увидела, считала реалистичность антиподом искусства. За поверхностность, бездушность. Вот такая ирония судьбы.